«Как я искала работу за границей». История Виты Витренко

Мыть полы и окна, выгуливать собак, работать в «Макдональдсе» или просто расслабиться, а муж пусть зарабатывает – каких только советов ни наслушалась Вита Витренко, журналист, редактор и автор романа «Кофе по-венски», за 5 лет своей жизни в Европе. Но она твердо знала, что хочет работать в офисе…  

Начну с того, что для меня важно: я никогда не мечтала уехать. По своему мироощущению я не эмигрантка. Я поэт. А поэт, как говорила Арбенина, питается соками родины. И решение оставить эту самую родину и пожить в Европе было принято только как временное, на период моего второго декрета. А что: чем дома сидеть, лучше поучить язык. Супругу, инженеру микроэлектроники по образованию, предложили место в технической компании в Каринтии (Австрия). Так наша семья с двумя детьми оказалась надежно упрятанной между альпийских гор. По-немецки никто из нас еще не разговаривал: мы с сыном прошли небольшой начальный курс, но этого было недостаточно даже для того, чтобы подать документы в школу или сходить на прием к врачу.

Так выглядит Каринтия.

Как я шила шерстяных мышей

Первые 2 года я «работала» таксистом: мы сняли домик на холме, и мне приходилось возить детей в школу и садик, а мужа на работу. На тот момент я, филолог по образованию и журналист с внушительным опытом, продолжала писать статьи для Украины: инфляция еще не началась, и моя работа более-менее оплачивалась. А еще я шила мышей и валяла из шерсти зверушек: так как трехлетняя дочь упрямо не хотела сама оставаться в вальдорфском детсаду, я проводила полдня вместе с ней в качестве бесплатной помощницы воспитателя (помощь мам очень поощрялась). Так я выучила простые разговорные фразы, азы рукоделия, а также главные вальдорфские принципы воспитания. Иногда я брала с собой ноутбук и писала статьи в ванной комнате под запах использованных памперсов.

В глубине души я надеялась, что мое усердие оценят и предложат подработку нянечкой. К сожалению, у меня не было соответствующего образования, а это в Австрии весомая причина для отказа. Поэтому, когда такая возможность все же представилась, выбрали не меня. Я обиделась и одновременно обрадовалась: никогда не любила возиться с чужими малышами. Нужно искать новые варианты, решила я. И уговорила мужа спуститься с холма в долину: рядом с центром, как мне казалось, больше перспектив.

Мои любимые дети 🙂

Как я пыталась заработать пером

Умная землячка, с которой я познакомилась на детской площадке, посоветовала стать на учет на местной бирже труда. Как же я раньше не догадалась! Ведь моя виза разрешает работать, а значит, и искать работу.

Усатый куратор с биржи труда посмотрел на меня с усмешкой: «Журналистка из Украины? Вы и вправду рассчитываете работать в офисе? Поищите лучше место аниматора в детском отеле». Но даже для этого мне не хватало языка: я только ходила на курсы.

Случайно я узнала о том, что в нашем крохотном городке есть интернациональный клуб, а у клуба есть сайт. Это удача, ведь на сайт нужно писать статьи!

После переговоров с Рози, седовласой главой клуба, я начала вести рубрику «Календарь»: ваять на английском небольшие заметки о национальных праздниках, традициях и делать мини-репортажи со встреч клуба. Рози платила за мою работу, но немного: в месяц редко удавалось заработать больше 100€. Параллельно я взялась еще за один проект: вести театральную студию при русской школе. Мне досталась группа из пяти подростков, и мы с воодушевлением ставили спектакль «Мио, мой Мио!». Воодушевление, правда, исходило только от меня (мальчики плохо говорили по-русски), но его хватало на всех.

Так, перебиваясь то тем, то этим, я издала два сборника своих рассказов и параллельно писала свой первый женский роман с австрийским названием «Кофе по-венски». При этом я понимала, что ни писательство, ни студия, ни клуб не принесут мне того, что я оставила в Киеве – любимую, увлекательную и достойно оплачиваемую работу в популярном женском журнале, пресс-конференции и пресс-туры, планерки и интервью со звездами, модные фотосессии и интереснейшие истории…

Да что там в журнале, даже работа секретарем в офисе казалась фантастикой. Для этого нужен был совершенный немецкий, который в мои 35+ шел очень и очень туго. Но дело было не только в этом. В большом городе, где есть обширная русско- и украиноязычная диаспора (например в Вене или Мюнхене), я бы обязательно нашла себе применение. Но Каринтия – самый депрессивный австрийский регион, где показатели безработицы зашкаливают, а русскоговорящих очень мало. Самые востребованные профессии тут – повар и официант, потому что Каринтия зарабатывает туризмом. Я связалась с главными туристическими фирмами и предлагала свои услуги в качестве организатора пресс-туров. Но из-за непростой политической ситуации Каринтия на время прекратила работать с украинской прессой.

В общем, в один из дней меня накрыла безысходность. Соседка, хорватка по национальности, пыталась меня утешить: «Иди убирать квартиры, как я. Очень удобно: поехал, сделал свое дело и свободен». «Нет, – думала я. – Не для этого я уезжала…»

За это время я услышала десятки эмигрантских историй. Многие наши девочки, окончившие институт культуры, педиститут или даже иняз, учились на косметологов или мастеров по маникюру, работали в «Макдональдсе» либо просто убирали. Очень востребованной была профессия сиделки: после окончания соответствующих курсов можно было устроиться в социальную службу или дом престарелых.

Из всего многообразия социальных работ меня привлекала работа с беженцами. Волонтером – пожалуйста. Но за деньги, на ставку, у меня не было шансов: требовалось не только спецобразование, но и арабский язык.

Тогда я пришла на биржу труда к своему уже второму куратору и попросила: «Отправьте меня учиться!»

Он вздохнул и предложил на выбор несколько простых рабочих специальностей. Больше всего мне понравилась профессия, которую можно перевести приблизительно так: «Специалист по туризму, сервис в отеле», да еще и с английским и итальянским. Я решила, что это работа на ресепшн, и написала заявление именно туда.

Как я носила тарелки

 

Во время отборочного тура (а на одно место было ни много ни мало 5 человек) комиссия задала мне странный вопрос: «Вы когда-то работали в ресторане?» «Нет, – искренне удивилась я. – Я же журналист». «А зачем вы тогда вообще сюда пришли?», – спросил меня румяный седовласый дедушка.

Я в который раз отчеканила на немецком историю своей жизни: «Здесь, в Каринтии, как новую специализацию я выбрала туризм, потому что с пресс-турами я много путешествовала, хорошо знаю английский, немного говорю по-польски, а русский и украинский – мои родные языки…»

Дедушка-пирожок честно меня предупредил: «Сервис – это тяжелая работа. У вас дети. И контингент другой – не такой, как вы привыкли…эээ… в журнале». «Ничего, – бодро парировала я. – Надо же с чего-то начинать». В общем, комиссия переглянулась и сказала: «Ja!».

На второй день я начала вникать в свою будущую специальность. Нам выдали учебники по… гастрономии. Седовласый дедушка-пирожок оказался опытным метрдотелем. А специальность, которую я пришла учить в течение 1,5 лет, оказалась, вы не поверите – нет, не ресепшн. Официант.

Да, тут 1,5 года учат на официанта! Проходят гастрономию, национальные блюда, историю и изготовление напитков от пива до коньяка, разные виды сервиса, учат, как держать по шесть тарелок сразу и носить одной рукой огромный поднос, как подавать, насыпать, наливать и подкладывать. Английский и итальянский тоже учат, но исключительно в ключе: «Что вам принести? И с каким соусом?». А потом сдают государственный экзамен.

Об учебе я когда-нибудь напишу отдельную книгу. Она была разделена на теоретическую и практическую часть. Во время теории я не пасла задних, потому что бодро сыпала датами и определениями – остальные их просто не могли запомнить. А вот во время практики страдала. Мои неумелые ручки не желали удерживать по шесть полных тарелок и разливали вина мимо бокала. Единственное, с чем я быстро поладила, так это с кофе-машиной: дома у меня стояла похожая, и я легко ее «укротила».

Мне нравилось учить сорта винограда и определять прозрачность вина, делать рефераты о шоколаде и дегустировать разные сорта сыров. Было в этом что-то исследовательское, журналистское. Но воротило от работы на кухне, от пошловатых шуточек молодых официантов, от запаха воды с уксусом, которой мы полировали груды столовых приборов.

Экзамен после первого семестра я сдала великолепно. И пошла на практику в отель «Holiday Inn» с 6 до 12 утра сервировать завтраки.

За 3 недели я увидела устройство отеля изнутри, отполировала до кровавых ран на пальцах триста ящиков ложек, вилок и ножей, научилась готовить и подавать пять видов кофе, получила три серьезных замечания, а в последний день с наслаждением швырнула несговорчивому шефу на стол черный передник и ключ от шкафчика для переодевания. Мне было все равно, какую характеристику он мне напишет. Я уже знала, что работать в сервисе не буду и на курс не вернусь, пусть простит меня мой благодушный учитель, похожий на свежеиспеченную булочку.

Как я сидела на ресепшн


Своему куратору на бирже труда я объяснила это просто: «Душа не лежит». Австрийцы, кстати, очень чувствительны к веяниям души. У нас на курсе был, например, юноша, который почти два года учился на повара, сдал все экзамены, поработал на кухне и понял, что ему больше по душе сервис. Так что куратор понял меня безоговорочно.

В этот раз я уже сама нашла на сайте биржи труда курс «Ресепшн». Он проходил в другом городе: нужно было в 6 утра вставать на электричку. Но после подъемов в 4.30 на завтраки меня уже ничего не пугало. Я лихо прошла отборочное собеседование, хотя чуть было не срезалась на компьютерном тесте: 15 лет я работала с Microsoft Office, но на русском языке. А тут невозможно было даже понять вопросы! Однако опыт сделал свое дело: я справилась.

Теперь учеба доставляла мне удовольствие. Менеджмент, компьютерные программы, итальянский и английский, психология.

Самым сложным оказалась телефонная практика. Я еще не так свободно болтала по телефону, плохо понимала, терялась, но и это пришлось преодолеть. Практику я проходила на ресепшн в старинном частном отеле в центре города. Каждый день был праздником и встречей с новыми людьми, которые вдохновляли на новые рассказы. А потом я сдала экзамен, и нужно было искать работу.

О том, как ищут работу в Австрии и Германии, написаны целые книги. Кроме, собственно, резюме и дипломов, потенциальному работодателю шлют еще мотивационное письмо – Bewerbung. Нужно очень постараться, чтобы твое письмо выделили среди других: ведь существуют жесткие правила написания Bewerbung, которые нельзя нарушать.

Часами я строчила мотивационные письма и рассылала их по отелям, постоянно получая отказы. Как правило, они были немотивированные. Дважды меня пригласили на собеседования, но оба раза речь шла о ночных дежурствах. Однако я не унывала и с упрямой настойчивостью продолжала рассылать резюме, не обращая внимания на доброжелателей, предлагающих снять корону и пойти убирать. Корону-то я давно сняла, но хотелось верить в лучшую судьбу.

Помимо этого, я принимала участие во всевозможных проектах для иностранцев, где был хоть какой-то шанс «зацепиться». И можете представить мою «радость», когда в одном из таких проектов в качестве ментора мне предложили… моего знакомого – веселого метрдотеля, дедушку-пирожка с курса официантов! В итоге я дала себе срок: полгода. И решила, что если за полгода ничего не найду, то вернусь на родину.

Как я все-таки попала в офис

 


Наверное, мой запрос все же долетел до сердца Вселенной. По крайней мере, она послала мне шанс: муж сообщил, что в их компанию ищут помощника по организации тренингов. Я подала документы. Перед собеседованием так волновалась, что у меня начисто пропал голос, – пришлось переносить. Потом я прошла два собеседования на английском (компания интернациональная) и одно на немецком. Моему будущему шефу понравилось, что я работала в издательстве и имела внушительный опыт организации проектов.

Очень большим плюсом стал мой курс «Ресепшн»: при организации тренингов требовались многие из полученных мной навыков.

Мне честно сказали, что я далеко не единственный соискатель. Вся эпопея длилась около 3-х месяцев, но я получила эту должность. Да, работа всего на полдня. Тут нет пресс-туров и возможности продвижения по службе. Но это работа в офисе, а не на кухне. И она мне очень нравится!

Что я могу посоветовать тем, кто решил эмигрировать? Если у вас нетехническая специальность, будьте готовы, что учиться придется заново и почти с нуля. Вам придется вложить в учебу время (от 1,5 лет на любых курсах до 5 лет в университете) и средства. И чем раньше вы пойдете учиться, тем лучше. Я этого не сделала сразу, поэтому много времени потеряла. Ученье, все-таки, свет. И билет в достойную жизнь, где нет ведер с уксусной водой, тарелок с объедками и крикливых боссов. 


Вас может заинтересовать еще одна личная история поиска себя: «Как в 40 лет поменять профессию и стать врачом».

Ещё 4 интересные статьи

Як отримати роботу після стажування

Як проявити себе на стажуванні, щоб залишитись у компанії?

Як це — працювати з колегами з усього світу? Історії українців у міжнародних командах

Інтерв'ю з директоркою видавництва Vivat Юлією Орловою

Генеральна директорка видавництва Vivat Юлія Орлова — про кар’єру, work-life баланс та, звісно ж, книжки

Кто такой инфлюенс-маркетолог и что нужно, чтоб им стать?

Кто такой инфлюенс-маркетолог и что нужно, чтоб им стать?