Поэт в душе и по профессии. Интервью с Ваней Якимовым

Душа сетевой поэзии Киева. Поэт-современник, собирающий сотни людей на выступлениях. Украинский автор, продавший за полгода ~2000 экземпляров своей книги. Какие бы ярлыки ни вешали на Ваню Якимова, он остается самим собой — добрым человеком, который просто пишет стихи и просто их читает.

Интервью записано по мотивам разговора Лилит Саркисян и Вани Якимова во время Поэтического Illustration Lunch в IIIIT art store. Представьте: холодный ноябрьский день, за окном моросит дождик, прекрасная Лилит улыбается и обращается к Ване с вопросами…

Ваня, сейчас вас знают как столичного поэта. Вы всегда увлекались стихами? С чего начинали?

Нет, в детстве я увлекался всем понемножку, без глубины. Я благодарен своим родителями за то, что они много вкладывали в мое развитие. Это дало хорошую базу.

Я закончил киевский политех. Полюбил стихи во время учебы в институте. Первые мои слушатели, самые близкие сердцу, остались в прокуренных чертежках и тесных кухнях тех лет. Постепенно я понял, что мне также интересно сочинять стихи.

Первый большой концерт состоялся в Доме архитектора. Помню, организатор перед началом побежал к метро раздавать флаеры, чтобы хоть как-то наполнить зал. А дальше? Дальше сработало сарафанное радио.

Я пишу стихи на телефоне, изредка — в блокноте. До недавнего времени у меня даже не было ноутбука. Я просил его у знакомых, если была такая необходимость. Мне этого достаточно.

Как окружающие восприняли ваше решение писать стихи?

Мне везет, что меня часто не воспринимали всерьез. Я работал в большой компании. Когда говорил, что буду писать стихи, мне говорили с усмешкой: «Ну пиши». Когда я делился планами о книге или о том, что хочу собирать залы, никто просто не верил в это, да и как поверить-то. И это всегда играло мне на руку. От меня ничего не ожидали. И не ждут сейчас. Правда в том, что каждый сам является кузнецом своего счастья.

Мне везет, что меня часто не воспринимали всерьез.  
 

Какая сейчас ситуация с поэзией? Кто еще на виду? За чьей деятельностью вы следите?

Раньше я думал, что поэзия — это ветхий и навсегда утративший актуальность жанр. Мое сознание перевернулось на концерте Евгения Евтушенко. Когда я увидел полный аншлаг и запаркованную дорогими автомобилями площадь перед театром Франка, где яблоку было негде упасть, ощутил атмосферу концерта, и, наконец, услышал непрекращающиеся на протяжении минут двадцати аплодисменты… Это была фантастика: зал кричал как на рок-фестивале, просил стихи на бис. Я такого никогда раньше не видел и представить не мог. Вот так, один человек на сцене и больше ничего… Мурашки по коже.

Современная сценическая поэзия, по большому счету, — пустая ниша. Как писал Пастернак «… отсутствует вакансия поэта, она опасна, если не пуста». Но при этом сетевых авторов очень много, сотни! Сильных, ярких, со своим автографом!

С удовольствием читаю Андрея Лысикова (Дельфин), Веру Павлову, Ваню Пинженина.

Часто посещаю схожие с моими форматы концертных чтений. Иногда приходится испытывать «испанский стыд» — когда самому неловко, будто становишься случайным свидетелем чужих оплошностей. Очень отвлекает от сути желание чтеца больше понравится публике, нежели передать рифму или образ стихотворения. Хотя все это субъективно и не мне судить. Вообще судить других — последнее дело.

Как вы развиваетесь, чему учитесь?

Вчера, например, целый день просматривал в Youtube передачи Вениамина Смехова «Я пришел к вам со стихами», разные поэтические вечера известных мастеров.
Разбираю их подробно, как футболисты игры (смеется). На повторах, медленно, по интонации, по настроению, анализирую. Выписываю стихи, учу новые, повторяю старые и так далее. Это бесконечная работа.

Конечно, концерты, репетиции, записи — все это маленькие шажочки собственного роста.

Любое мастерство приходит с опытом, я же не с Луны упал такой весь готовый. Тот же принцип работает в любом другом деле, чем бы вы ни занимались.

Современная сценическая поэзия, по большому счету, — пустая ниша.

Чего вы хотите достичь в поэзии как профессионал?

Разумеется, у меня есть цель, к которой я иду, но которую, с вашего позволения, желаю сохранить в секрете.

Насколько финансово выгодно писать стихи?

Ох, если бы я мыслил категориями выгоды, то оставался бы до сих пор в найме. Всякое творчество — это рулетка. Нужно делать так, простите за избитую фразу, как велит твое сердце. А выстрелит это или не выстрелит — неизвестно. Поэзия не любит полумер, ты не добьешься успеха, если не будешь отдаваться процессу целиком и полностью, жертвуя всем. Только так, я других схем не видел.

Выгодно в наше время заниматься программированием, вот что выгодно. Фармацевтика вроде тоже прибыльная сфера. А поэзия… тут как-то по-другому все.

Я заметила, что после своих выступлений вы сразу уходите. Многие даже не успевают вам подарить цветы, сфотографироваться. Почему так?

Начнем с того, что зритель в зале или читатель с книгой — самое ценное и важное, что может быть у любого артиста. Я кланяюсь и бесконечно благодарю каждого, кто дарит мне возможность быть поэтом. Без вас я — инженер, с вами я — поэт.

Что касается выступлений, дело в том, что каждый концерт для меня заканчивается поклоном. После полуторачасовых программ, единственное, чего хочется, это одиночества и тишины. Вот и все. Одиночества и тишины.

Поэзия не любит полумер, ты не добьешься успеха, если не будешь отдаваться процессу целиком и полностью, жертвуя всем.

Можно ли научиться писать стихи?

Безусловно, недостаточно просто уметь писать в рифму. Поэт —  это тот, кто, прежде всего, имеет особую, другую точку зрения. Кто способен взглянуть иначе. Поэзия — это что-то изящное, яркое, точечное.

Стихи ведь воспринимаются не так, как проза. У них своя краткая кодировка. Как у сейфа, который нужно открыть. Отгадать код. Крутишь колесико, слушаешь щелчки, приближаешься к разгадке.

Тот, кто научится разгадывать этот код, и есть поэт.

В двух словах, какой у вас подход к своему делу?

Подход?.. Уважительный.

Понимаете, что еще важно, я ведь ни на что не претендую, я не лезу никуда со своими стихами, не кричу об этом нигде. Другой раз даже представляюсь «Здравствуйте, я инженер Ваня Якимов», а мне говорят «Ах да, это тот самый поэт». И мне даже извиниться хочется, понимаете, извиниться за то, что пишу, за то, что обо мне знают, за то, что заполняю чей-то жизненный эфир. Сложно объяснить… Пишу себе тихонечко и тихонечко радуюсь своим маленьким победам.

Для нас история Вани — о том, что можно заниматься любимым делом и не отвлекаться ни на что другое. Поэзия — такой же труд, как и все остальные профессии. Главное — развиваться каждый день, слушать отклик аудитории и делать свое дело с душой.

Интервью записала Ната Костенко.

Читайте также:  Data-driven подход: как развить в себе навык исследователя?

Ещё 4 интересные статьи

Стоит ли вам быть начальников? Личный взгляд Александра Пащенко

Как понять, подойдет ли вам роль начальника? Личный опыт Александра Пащенко

Хто такий експерт зі зміни поведінки?

Хто такий експерт зі зміни поведінки і як він покращує життя людей?

Момент под названием «хватит»: как я перестала гнаться за мечтой, которая никак не сбывалась

Робота у Mindvalley: як працювати в культурі тотальної відкритості? Інтерв'ю з Мартою Кондрин

Як потрапити у міжнародну компанію та працювати в культурі тотальної відкритості? Інтерв’ю з Мартою Кондрин